Когда будут убивать — тогда и звоните

Речь сегодня не о работе полиции, а о медицине. Уточню — о платной медицине. Тем не менее, с известной поговоркой будет много общего.

Итак, нам с любимой женой было почему-то заранее известно, что Миша появится на свет раньше срока. Уже не помню, почему точно — то ли дело в анамнезе, то ли в каких-то анализах. Мы твёрдо решили, что на роды будем заключать контракт с врачом, поэтому специально даже искали лучших врачей. Ну чтобы не волноваться лишний раз — там и так поводов для волнения не мало, первый раз же.

С удивлением мы узнали, что контракт можно заключить только с 36-й недели беременности — и никак раньше. Удивились сильно, конечно, но поначалу не особо переживали на этот счёт.

Однако когда у жены начали подтекать воды, стало понятно, что час Х близится, и надо ехать в роддом. Приехали в приёмное, тест на воды был положительный, но сам уровень вод оставался ещё достаточным, чтобы не рожать вот прям щас. Шла 34-я неделя беременности.

Пока жену переводили в предродовое, я пошёл в кабинет платных услуг выяснять насчёт контракта. И там мне опять: контракты с 36-й недели заключаем. Нет, не подумайте, мне никто не хамил, напротив. Но в «кассе» сидят, ведь, не врачи, поэтому на моё резонное замечание, что на 36-й неделе у нас уже будет ребёнок и контракт на роды нам точно не понадобится, стали звонить врачу.

Но врач подтвердил — да, только с 36-й недели. На все упоминания, про воды, которые вообще-то уже отходят, он, казалось, не реагировал. В итоге нам объяснили, что контракт ранее 36-й недели можно заключить по факту — т.е. уже после родов, однако какой в этом смысл, если возможность выбрать врача уже отсутствует? Т.е. роды примет либо дежурная бригада (и бесплатно) либо тот врач, что будет на месте (а мы, может, и не собирались с ним заключать контракт).

В общем, в итоге, нам общими усилиями и убеждениями удалось таки добиться контракта с заведующей отделением.

Но я одного не понимаю — что это за дурацкое правило про 36-ю неделю? Почему нельзя заключить контракт раньше? Если женщина беременна и не сделала аборт — очевидно, она хочет родить. И она родит — другой возможности, собственно, и нет. Да, могут быть разные неприятности в виде выкидышей и т.п., но во-первых, детей сегодня могут выходить даже с 25-й недели (c 29-й — даже без последствий). В реанимационной палате рядом с Мишей лежали две девочки-близняшки, рождённые то ли на 25-й, то ли на 26-й неделе. Правда, говорят, «полноценных членов общества» из них, увы, не получится, с другой стороны, не всегда даже самые вероятные негативные прогнозы сбываются.

Ну и вот смотрите. Очевидно, что роды раньше срока несколько опаснее, чем роды в срок. И очевидно, что именно в этом случае желание заключить контракт с хорошим врачом у пациентов как-то выше. Но именно в этом случае такая возможность почему-то отсутствует. Получается, врачи готовы заключать контракты только когда всё нормально? А зачем тогда контракт? Просто, чтобы какое-то там светило постояло рядом, пока здоровая женщина сама рожает в «нормальном режиме»? Я-то, грешным делом, думал, что хороший врач нужен именно когда сложный случай. Но врачи почему-то считают иначе. А потом удивляются, почему их не любят и им не доверяют.

Ещё раз повторю — речь о платной медицине, не о бесплатной даже.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс