Экскурсия на Смоленскую АЭС. Часть I–теория.

Когда мне предложили поучаствовать в экскурсии по Смоленской АЭС я немало обрадовался. Конечно, стереотипы о вредном облучении и т.п. тогда ещё жили в моей голове, но голос их был заметно тише, чем голос любопытства: ведь, мне предстояло побывать там, куда вообще мало кого пускают, да ещё и пофотографировать. Так что я согласился ни мало не колеблясь.

Подобные экскурсии информационный отдел Смоленской АЭС организует в целях ликбеза. Не секрет, что очень многие люди напуганы разрушительными свойствами “мирного атома”. И хотя прецедентов, по сути, всего два: авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года и разрушение японской “Фукусимы” под действием землетрясения и цунами, всё же их оказалось достаточно, чтобы серьёзно напугать. Впрочем, “Фукусима” была совсем недавно, так что хватило и одной ЧАЭС. Кстати, на ЧАЭС произошло несколько аварий, хотя “та самая” была, конечно, самой крупной.

В общем, поехали мы туда такими же обычными людьми, как и большинство населения страны. Некоторые даже взяли с собой дозиметры, хотя через проходную их не пропустили: всю не заявленную в письме технику нужно было оставить за порогом КПП. Впрочем, измерения возле КПП показали, что уровень радиации находится в пределах естественного природного фона. Учитывая, что мы не просто находились в каком-то там радиусе от станции, а стояли на её пороге, страх начал проходить уже тогда. Вообще, если подумать, то нет ни одной причины считать, будто вся АЭС пропитана вредной радиацией. В конце-концов, никто ведь не думает, что все помещения гидроэлектростанций залиты водой, правильно?

Смоленская АЭС – стратегический объект, который очень жёстко охраняется. Нам пришлось пройти и металлодетекторы и сверку паспортов буква-в-букву, а также сверку серийных номеров фототехники – цифра-в-цифру. У троих из нас возникли проблемы с паспортом: у кого-то ошиблись в дате рождения, у кого-то не ту цифру в серии написали. Нас не пропустили, пока все спорные вопросы не были улажены лично начальником службы безопасности. При этом с нами не обращались как с биологическим мусором, что весьма характерно для охранников, особенно на каких-нибудь неважных постах. Нет, всё было вежливо и корректно, но закон есть закон. Тем более, что работа АЭС регламентируется не просто внутренними правилами учреждения, а нормативами, принятыми на правительственном уровне.

Миновав все КПП, мы попали в “чистую” зону станции. Разделение на “чистую” и “грязную” зону вовсе не означает, что на “грязной” какие-то проблемы с радиацией или чистотой. Просто предполагается, что в “грязной” зоне какие-либо загрязнения могут быть, а в “чистой” – ни в коем случае. На выходе из станции стоят специальные сканеры, которые умеют находить источники радиации на теле человека или предметах, его окружающих. Если сканеры обнаружат источник радиации, человека не выпустят в “чистую” зону – придут сотрудники специальной службы, которые тщательно обследуют человека, выяснят природу источника радиации и примут соответствующие меры по обеззараживанию.

Впрочем, войти в своей одежде на станцию всё равно нельзя. На санпропускниках нужно раздеться до нижнего белья и одеть белую одежду: рубашка, костюм, носки, перчатки, чепчик на голову и каску. В некоторых помещениях в каске находиться нельзя – там остаётся только чепчик. Также нам выдали беруши – в некоторых помещениях станции довольно шумно.

При выходе процедура обратная – скидываем с себя белую одежду (она отправится в стирку и на обработку), проходим радиационный контроль, и затем одеваемся в то, в чём пришли. Кстати, радиационный контроль мы проходили несколько раз: на выходе из цеха с реактором, перед санпропускником (ещё в белой одежде), затем в самом санпропускнике (раздевшись до трусов) и, наконец, на выходе из станции, где стоят специальные рамки, о которых я уже написал выше.

Чем лично меня поразила Смоленская АЭС, так это службами безопасности и чистотой. Здесь регламенты существуют не для галочки, они реально работают и обязательны к исполнению. Кругом чистота, никакой пыли или грязи, равно как и радиоактивных загрязнений. Курить можно только в специально отведённых местах и я, как человек с крайне чувствительным обонянием, могу заверить – вне этих мест никто не курит. Охраняется всё и даже нас, блогеров, сопровождали не только экскурсоводы, но и, как минимум, два сотрудника службы безопасности, готовые ко всему.

Итого

Так что, своё мнение я изменил. Атомные электростанции – действительно наиболее экологичны и эффективны из всего, что пока сумел изобрести человек. Сомневаетесь? Ну смотрите.

Угольные, газовые и нефтяные – тут, думаю, всё и так понятно. Загрязнение атмосферы и гидросферы, неэффективный расход ресурсов. К примеру, средняя угольная электростанция за день сжигает два железнодорожных состава угля. А уголь, к слову, ещё и весьма радиоактивен.

Ветряки – казалось бы, это самая безопасная для природы ЭС. Ан нет. Обилие ветряков на одной площади приводит к значительным вибрациям земной коры. Это вынуждает множество животных покинуть данную местность, да и люди нередко жалуются.

Солнечные ЭС – тут всё понятно, если чуть-чуть подумать. Солнечное излучение крайне радиоактивно, а тут оно ещё и собирается в один пучок. И если в АЭС реактор надёжно спрятан за несколькими слоями изоляции, исключающими любой “прострел” радиоактивными частицами, то здесь, грубо говоря, всё открыто.

Гидроэлектростанции – пожалуй, единственный достойный конкурент АЭС по экологичности. Впрочем, влияние ГЭС на водных обитателей также весьма неоднозначно, а последствия аварий могут быть и пострашнее аварий на АЭС. Во всяком случае, радиация распространяется медленнее, чем поток с прорванной плотины.

АЭС – реально загрязнение только тепловое. Но нагретую воду можно использовать и в мирных целях, например, для отопления. Кстати, по заявлениям сотрудников САЭС, вода, которую они сливают, намного чище, чем дистиллят, продающийся в аптеке. Всё потому, что высоки требования. Для того, чтобы показать безвредность этой воды, в прилегающих к САЭС водоёмах даже разводят рыбок.

Так что единственное, что пугает в связи с АЭС, это вероятность крупных аварий. Подчёркиваю – крупных, ибо мелкие тоже не страшны. На самом деле, разрушить реактор вместе с оболочкой можно, разве что, атомной бомбой. Такие же аварии, как были на ЧАЭС, вероятно больше не повторятся: в конструкции реактора РБМК-1000 (такие реакторы стоят во многих АЭС бывшего СССР, в том числе на Смоленской АЭС) нашли несколько недочётов и внесли изменения. Плюс, развитие систем автоматического контроля и ужесточение регламента работ позволяют избежать повторения той цепочки фатальных ошибок, допущенных персоналом ЧАЭС. И хотя всё это не исключает вероятность аварии, всё же это лучше, чем медленное, но постоянное загрязнение окружающей среды электростанциями другого типа.

Ну а в следующем посте я покажу фотографии и расскажу, что там к чему. Не переключайтесь!)

Запись опубликована Авторский проект Дениса Мажора. Вы можете оставить комментарий здесь или там.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс