Почему нам страшно, когда самолёты падают

Давайте я вам объясню, почему когда 220 человек разбиваются единомоментно раз в месяца два в самолёте — это всеобщая трагедия, а когда столько же, а то и больше, гибнут на дорогах — это «всего лишь» личная трагедия. Не все понимают, но я объясню.

Вот есть статистика — мол, в авиакатастрофах погибает в разы больше людей, чем в ДТП. То есть, в простых автомобилях. Казалось бы — ну математика же, беспристрастная, ну чего тут ещё можно сказать?

Да вот проблема в том, что математика не всегда помогает. И даже не всегда объясняет. Во-первых, в мире пока не существует такой статистики, которая бы предсказывала, с какой вероятностью вы умрёте в самолёте, а с какой — в машине. Вы возразите, что такая статистика есть, но я сейчас объясню, почему всё-таки нет.

Вот смотрите, во-первых, мы должны исключить из числа авиакатастроф в статистике крушения частных самолётов. Почему? Да потому, что многие из вас, дорогие читатели, вообще никогда на частных самолётах не летали. Ни на собственных, ни в качестве пассажиров. Какая вам разница, насколько часто они падают? Очевидно же, что чаще всего они падают в тех странах, где процент владения частными самолётами на душу населения выше. Вы — простой человек, который покупает билет на обычный самолёт — регулярный рейс или чартер, в данном случае, не имеет значения. Просто вас везёт авиакомпания.

Во-вторых, мы должны исключить из статистики ДТП те случаи, когда водитель погиб в одиночку. Почему? Да потому же — в самолёте вы просто пассажир. Причём, пассажир без права голоса. Вы не можете попросить пилота лететь быстрее, медленнее, завернуть вон там, чуть снизить высоту. Вы не сможете, в случае чего, обратить его внимание на какую-то внештатную ситуацию, если он зазевался, и вы не сможете воздействовать на него, если он решит самоубиться и убить вас заодно. Пилот отделён от вас дверью, которую вам не пройти. А даже если вы пройдёте эту дверь — ну и что вы будете делать в кабине самолёта? Там куча приборов, и все непонятные. Поэтому для полной аналогии мы должны взять ситуацию, когда и в автотранспорте вы никак не можете повлиять на водителя, тем более мы не можем для сравнения брать ситуации, когда вы сам — водитель. На самом деле, на дороге наиболее соответствуют самолётам автобусные междугородние перевозки.

В-третьих, мы не можем брать в расчёт погибших пешеходов. Потому, что в авиатранспорте аналогом погибших пешеходов будут люди, которых, например, засосало в двигатель. Короче говоря, некие сторонние наблюдатели.

А самое главное, в-четвёртых, статистика должна быть для каждой отдельно взятой страны. Ну, раз мы говорим о международных авиаперевозках, то пусть страна будет означать не географию полёта, а «национальность» авиакомпании. Мне почему-то кажется, что полёты из Индии в горы Непала на винтовых самолётах менее безопасны, чем из Москвы в Санкт-Петербург на современных реактивных лайнерах.

И вот такой объективной статистики не существует. Если я ошибаюсь — поправьте меня, приведите ссылку.

Далее. Давайте исходить из текущей ситуации — вот несмотря на все сообщения об авариях, многочисленные видео, в том числе, со смертельным исходом — боимся ли мы каждый раз садиться за руль автомобиля? Нет. А садиться в самолёт? Давайте честно — некоторые из нас всё-таки побаиваются. Я не говорю о настоящей аэрофобии — когда тело трясётся, тошнота, рвота, и прочие физиологические признаки. Я говорю о, так сказать, ощущении недоверия.

Так вот — почему, несмотря на статистику, мы не доверяем пилотам, но доверяем себе?

Да потому. Многочисленные видео, демонстрирующие реальные ДТП доказывают — подавляющее большинство из них происходит по вине водителя. Не соблюдал ПДД, превышал скорость, не пристегнулся, отвлёкся и т.п. Причём, мы можем совершать всё те же ошибки в реальной жизни, но мы точно уверены — если захотим, мы не будем их совершать, а значит, если захотим, мы существенно снизим вероятность негативного исхода нашей поездки.

А в самолёте? Есть у нас такая возможность? Нету. Опять же — потому, что мы не пилоты. Мы вообще никак не можем повлиять на полёт, даже косвенно. Более того — мы не сможем отличить пилота, соблюдающего правила и инструкции, от того, кто их не соблюдает. Мы, среднестатистические пассажиры самолёта, вообще ничего не знаем об управлении самолёта, кроме того, что если отклонить «руль» от себя самолёт начнёт снижаться, а если наклонить на себя — лететь вверх.

Поэтому мы не доверяем и будем не доверять пилотам. Ок, пусть там сидят «правильные» люди, пусть они соблюдают все правила — но достаточно ли они внимательны, чтобы заметить того, кто не соблюдает правила и с кем есть риск столкнуться?

Да, мы знаем, что ещё существуют диспетчеры, которые пилотам помогают. Но также мы знаем, что диспетчеры могут ошибаться. Все вокруг могут ошибаться. А мы, законопослушные граждане, выключившие все электронные приборы во время взлёта, пристегнувшиеся, некурящие и т.п. никак не можем ни на что повлиять.

Если ты — полностью законопослушный водитель, то, скорее всего, ты избежишь неприятностей, когда в следующий раз поедешь на своей машине в «Ашан». Поэтому мы не боимся ездить в «Ашан».

Но ты можешь быть насколько угодного законопослушным и просто сесть не в тот самолёт. И всё — погибнешь ты, погибнут все, кто летит с тобой. Твоя семья, твои друзья, вообще все.

В любой, даже самой страшной аварии на дороге, до последнего остаётся шанс. Ну а вдруг ты всё-таки выживешь? Но когда твой самолёт несётся носом в землю — всё, шансов нет. А самое ужасное, что ты вряд ли сможешь сразу понять, когда он несётся носом в землю. А у тебя жена, дети, друзья, а ты вообще не хотел лететь — тебе пришлось. А тут странный звук, странный запах… Мы уже падаем или ещё нет?

Так что, не надо про вашу статистику. Ничего она не говорит. Вообще ничего.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс