О фундаментальных христианских течениях, левитах и простых верующих

Меня иногда спрашивают — а бывает ли вообще такое, чтобы я менял своё мнение? Отвечаю — бывает, и ещё как. Например, в последнее время я начинаю понимать важность фундаментальных христианских течений. Т.е. для веры конкретного человека эта фундаментальность не нужна в большинстве случаев, однако, когда встаёт вопрос о распространении веры, христианских ценностей и т.п. — здесь она приходится очень кстати.

Кого люди охотнее будут слушать, когда захотят узнать о Боге или о вере? Наученного священника в соответствующем облачении или юнца с гитарой наперевес, не могущего связать два слова? Не зря и Сам Христос начал Свою проповедь лишь в 30 лет, притом немало проповедуя в синагогах. И не так важно на самом деле — насколько этот конкретный священник близок к Богу, ибо говорить о Боге людям — это его работа, то, чему он (по идее) посвятил свою жизнь и то, что он должен делать несмотря ни на какие обстоятельства. Его задача — приводить людей к Богу даже если он сам на каком-то этапе «устал» верить.

Возьмём к примеру  программиста. Является ли его плохое настроение, проблемы в личной жизни или ещё какие неурядицы оправданием плохо написанному (или вообще не написанному) коду? Нет. Так и со священником. Должны быть люди — левиты (некоторые не особо грамотные христиане думают, что левиты — это исключительно музыканты), которые служат при храме, а ещё лучше — в храме и живут. Их обязанность — соблюдать библейские и внутрицерковные заповеди, несмотря на внутреннее состояние, близость к Богу и т.п. Или другой пример — музыкант. Как бы он себя ни чувствовал, что бы у него не случилось, но на концерте он должен служить зрителям — играть музыку и играть её хорошо, с усердием и не демонстрируя своё «плохое настроение». Это всё также относится к фундаментальности.

Про такие фундаментальные конфессии, как католицизм и православие —  особо говорить нечего, они проверены годами, хотя с тех пор, как православие обосновалось в России, оно безнадёжно испортилось и провалилось в язычество. Но вот о протестантизме стоит поговорить отдельной строкой, т.к. течение относительно новое.

Впрочем, лютеране, кальвинисты — ребята тоже испытанные временем. Их службы не так уж сильно отличаются от католических (давайте тут без придирок, ладно?), вероучение чётко прописано. Из более новых протестантов к фундаменталистам можно приписать баптистов — чёткое вероучение, выстроенная иерархия, единство союзов при разнообразии поместных церквей — течение молодое, но устойчивое.

И совсем не так дело обстоит с пятидесятниками или, особенно, с нео-пятидесятниками (они же — харизматы). Единого и чёткого учения нет, иерархии нет, союзы — одно название, в каждой церкви пастор — царь и бог, что хочет — то и воротит. Чем это плохо? Сейчас объясню на пальцах.

Больше всего жалуются на сектоборческую клевету именно пятидесятники и харизматы. Но стоит ли им жаловаться? Церкви с ненормальными отклонениями действительно есть — не стоит тут спорить. Возникает вопрос — но чем другие виноваты? Отвечаю. Представим, что какой-то журналист решил «обозреть» протестантские течения. Что ему нужно? В первую очередь (после ознакомления со списком основных течений) — ознакомиться с вероучением каждого течения. Лютеране? Без проблем — вот вам вероучение. Кальвинисты? Даже баптисты — и о тех расскажет википедия и тематические сайты. Вероучение баптистов вообще найти в интернете — раз плюнуть. А пятидесятники? Фигушки. Нет никакого единого учения, есть только разные интерпретации — тьма интерпретаций. Одна церковь верит во что-то, другая с ней не согласна — и пусть это мелочи, но что писать журналисту? Правильно — напишет самое яркое, а самое яркое — самое скандальное. А даже если он и не будет делать акцент на скандальном — это сделает читатель ибо всё плохое запоминается лучше.

Другой момент. Приходит человек в церковь харизматов, совершает «молитву покаяния», всё пучком — рад жить и служить для Бога. И тут,- какое счастье!,- наш «новичок» умеет играть на гитаре, а в «группу прославления» как раз требуется гитарист. Итак, наш гитарист вчера ещё был «заблудшей овцой», а сегодня — фаворитом в одном из самых престижных служений. А это авторитетно! И вот наш авторитет уже учит других, пусть и не с кафедры (хотя иногда бывает и с кафедры) — чем он их научит? Прочитав правильные слова, но не испытав каждое слово на своей жизни — что можно рассказать? А даже испытав на своей — как свой опыт применить к другому человеку? Вот и получается, что харизматические церкви полны проповедников, которые учат тому, что подходит разве что для них самих (и то с натяжкой), полны служителей, которые служат не со смирением, а для того, чтобы быть на виду и иметь авторитет, а чуть что — готовы свалить с репетиции/богослужения ради каких-нибудь повседневных дел.

Ещё один важный момент. Церковь — это социальный институт, выполняющий определённую функцию, а именно — духовное окормление населения. Для концертов, тренажёрных залов, светского образования и т.п. есть другие институты, другие организации и совершенно другие помещения. Когда строят, допустим, новый район города — там же строят участок милиции — для обеспечения порядка в районе, пожарное отделение — для обеспечения противопожарной безопасности, школу — для начального образования, районную поликлинику — для обеспечения здравоохранения населения, но не строят какое-то одно учреждение для всего сразу. Потому что большинство людей умеет делать хорошо что-то одно — и это нормально. Нести церковную службу тоже надо хорошо и в соответствии с уставом и этому тоже надо учиться и этому себя посвятить.

Остальные же люди, не левиты, приходят в церковь, поклоняются и молятся там Богу, наставляются проповедью, принимают причастие, а потом выходя, из церкви, занимаются своими делами — это тоже нормально. В конце-концов, для настоящего христианина общение с Богом всё равно не должно ограничиваться церковью. Практика многих протестантских церквей (тут уже — и баптистов) показывает, что у большинства служителей работа и служение совмещаются туго: что-то одно они делают плохо, а чаще — плохо получается и то и другое. Тут есть и ещё такой момент. Человек, который начинает жить в церкви (не левит) — ходит туда на концерты, качается в подвальной тренажёрке и т.п. — отдаляется от мира, но не в смысле нравственности поведенческой модели, а в смысле становится чуждым обычным людям. Как этот человек потом будет рассказывать своим неверующим знакомым (если у него таковые вообще будут) о вере? Отсюда и получаются устойчивые убеждения в протестантских церквях, что все неверующие — блудники и прелюбодеи, отпетые алкоголики, наркоманы со стажем, чуждые всего светлого и доброго. Христос никогда не призывал создать какой-то собственный мирок и жить в нём, периодически пытаясь кого-то в него затащить. Христос, напротив, шёл к обычным людям и ужинал с «мытарями и грешниками». Так откуда эта дурацкая привычка — создавать всё «христианское»: христианскую музыку, христианский театр, христианский тренажёрный зал и т.п.?

Подытожу всё вышесказанное:

1. Поместная церковь должна исповедовать не какое-то своё собственное учение, а фундаментальное. Это не мешает каждому прихожанину верить во что ему заблагорассудится. Поместная церковь не ограничивает веру прихожанина, а предоставляет ему возможность духовного наставничества — если ему таковое требуется.Т.е. священник служит прихожанам, а не наоборот.

2. Все служители при церкви (храме) — левиты, должны заниматься по жизни только служением (как исключения — бывают сферы деятельности, которые удачно совмещаются со служением), посвятить себя этому, и жить за счёт этого служения. (А не за счёт табачного бизнеса — привет, патриарх всея Руси).

3. Простой человек ходит на концерты в концертные залы, смотрит кино в кинотеатре, спектакли — в театре, качается в тренажёрном зале, получает светское образование в светской школе, а в церковь ходит для укрепления в вере, духовного обогащения, познания Бога и т.п.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс